технологии

Илон Маск чипировал человека. Что это значит для общества и науки?

Подробностей пока мало, но предприниматель говорит, что первые результаты многообещающие
Brian Kostiuk/Unsplash
Brian Kostiuk/Unsplash

29 января Илон Маск сообщил, что первый пациент получил мозговой имплантат, разработанный его компанией Neuralink. Ранее организация экспериментировала только на обезьянах, но кейс Neuralink — далеко не первая попытка чипировать человека. Рассказываем, зачем нужен чип, как, со слов Маска, прошла операция и что это значит для всех нас.

Зачем Илон Маск чипировал человека?

29 января стало известно, что первый человек получил мозговой имплантат от компании Neuralink. Предположительно, процедуру провели за день до этого. Компания начала набирать пациентов для клинических испытаний еще осенью 2023 года, преодолев несколько лет постоянных задержек и, наконец, получив одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США.

Neuralink разрабатывает устройство, называемое интерфейсом «мозг — компьютер». Маск заявил, что конечная цель его проекта — достижение симбиоза с искусственным интеллектом, но пока он начал с более скромной цели: позволить парализованным людям управлять курсором или клавиатурой с помощью своего мозга. На данный момент Neuralink отбирает для испытания технологии добровольцев с квадриплегией, или параличом всех четырех конечностей, вызванным повреждением шейного отдела спинного мозга либо боковым амиотрофическим склерозом (БАС).

Как прошло чипирование?

Существует два основных метода взаимодействия человеческого мозга с компьютером. Первый предусматривает установку улавливающих сигналы мозга датчиков на голове или рядом с ней и называется неинвазивным нейроинтерфейсом. Другой — инвазивный нейроинтерфейс, при котором электроды или датчики (например, беспроводной чип для мозга, разработанный Neuralink) имплантируются внутрь черепа, чтобы ощущать электрическую активность клеток мозга. Такие интерфейсы с чипом, встроенным в мозг, помогут вернуть зрение тем, кто родился слепым, а также восстановить полную функциональность тела, например, движение и вербальное общение для людей с инвалидностью.

Подробности прошедшей операции пока неизвестны. Согласно предыдущим сообщениям Neuralink, для установки имплантата в область головного мозга, которая контролирует движение, планировалось использовать разработанного ей же хирургического робота. После установки устройство размером с монету должно записывать и передавать сигналы мозга по беспроводной связи в приложение, которое их расшифровывает.

29 января Маск сообщил, что первый пациент в порядке и начальные результаты показывают многообещающее обнаружение спайков нейронов. Тем не менее пройдут месяцы, прежде чем мы узнаем, сможет ли пациент успешно использовать имплантат для управления компьютером или другим устройством: человеку придется восстанавливаться после операции, а обучение использованию BCI может занять несколько недель.

Neuralink не уточнила, где будут проходить следующие испытания и сколько пациентов в них примут участие, не говоря уже о деталях проведенной операции. Немаловажно и то, что компания не зарегистрировалась на сайте ClinicalTrials.gov — центральной базе данных, содержащей информацию о клинических исследованиях, финансируемых или спонсируемых промышленными и правительственными организациями. Поэтому более детальные данные в ближайшее время мы вряд ли получим. На данный момент единственная доступная информация об операции Neuralink содержится в коротком сообщении Маска в X.

Пациент Neuralink — первый, кто получил BCI?

Neuralink — не единственная компания, занимающаяся подобными разработками, и даже не самая продвинутая: мозговые имплантаты для лечения таких заболеваний, как болезнь Паркинсона, уже широко используются, а аналогичные организации (Blackrock Neurotech и Synchron) уже начали испытания на людях, причем первая — пару десятилетий назад. Но Neuralink привлекает больше внимания СМИ, потому что она хорошо финансируется и имеет прямую связь с Маском.

Несколько десятков человек по всему миру уже прошли чипирование подобными устройствами в рамках научных исследований. Первый из них, американец Мэтт Нэгл, сделал это еще в 2004 году. Благодаря имплантации пациент мог управлять курсором, используя его для нажатия кнопок, с помощью которых можно было управлять телевизором и проверять электронную почту. Мэтт даже научился рисовать на экране и посылать команды внешнему протезу руки. В соответствии с правилами Управления по контролю за продуктами и лекарствами США и протоколом исследования устройство было удалено из тела Мэтта примерно через год.

За прошедшие годы системы BCI позволили парализованным людям играть в видеоигры, двигать роботизированными руками и писать электронные письма, используя для этого только свои мысли. Однако до недавнего времени развитием этой технологии занимались в основном академические лаборатории. Разработанные ими устройства не могли работать без громоздких установок, что делало их непрактичными для использования в домашних условиях.

Система Neuralink выделяется тем, что была разработана именно для беспроводного использования. Она регистрирует нейронную активность с помощью более чем тысячи электродов, распределенных по 64 нитям, каждая из которых тоньше человеческого волоса. Наиболее распространенное устройство, используемое в исследованиях BCI, — массив Utah, который записывает данные с помощью 100 электродов.

Чип в мозге — это безопасно?

Большинство опасений по поводу этой технологии вызваны необходимостью понять, что она может и чего не может.

Традиционные методы машинного обучения декодируют сигналы мозга, связанные с конкретными мыслями человека. Они сопряжены с различными проблемами, например, с большим разбросом сигналов мозга у разных испытуемых. Другие методы, задействующие ИИ (например, глубокие нейронные сети), претендуют на преодоление подобных проблем и позволяют автоматически извлекать мысли и классифицировать их. Благодаря улучшенным характеристикам классификации, снижению вычислительных затрат и повышению удобства использования методы ИИ стали полезны для считывания активности мозга, связанной с конкретным осознанием и движением человека.

Одним из основных препятствий для ИИ считается нехватка данных, когда количество обучающих данных ограничено или полностью отсутствует. Получить нейронные данные от испытуемых, особенно с ограниченными возможностями, в ходе экспериментов в лаборатории не так-то просто. Но методы ИИ демонстрируют лучшие показатели классификации по сравнению с традиционными подходами машинного обучения.

По словам экспертов, один из способов преодоления подобных проблем — персонализация этих технологий. Такой подход к модели BCI значительно выигрывает по сравнению с типичными методами, когда конфигурация сбора сигналов мозга и методы извлечения характеристик фиксированы и используются одинаково для всех испытуемых. Но именно персонализированный подход граничит с нарушением конфиденциальности.

Эксперты говорят, что использование нейротехнологий для улучшения человеческих способностей поднимает глубокие этические вопросы. Все-таки психическая конфиденциальность — это святилище нашего разума, которое нужно защищать на глобальном уровне. Кроме того, люди, использующие BCI, могут впасть в глубокую зависимость от устройств или испытывать чувство, что их самоощущение было изменено. Стоит задуматься: если легко пристраститься к телефону, то что будет, если подключить мозг напрямую к компьютеру?

Тем не менее успех таких компаний, как Neuralink, принесет огромную пользу индустрии BCI и обществу, улучшив наше понимание функций мозга и позволив людям с инвалидностью общаться с миром и управлять внешними устройствами.

Анастасия Дегтярева